MAR'YaNA LYSENKO: «Vracham neobkhodima komfortnaya obstanovka dlya povysheniya kachestva pomoshchi, okazyvaemoy patsientam»

Cover Page

Abstract


Главный врач Городской клинической больницы № 52 - о том, как необходимо строить общение между врачами отделений реанимации и интенсивной терапии, пациентами и их родственниками.

- Марьяна Анатольевна, сегодня мы побывали на дне открытых дверей в больнице, которую вы возглавляете. Спасибо за отличную организацию мероприятия! Насколько часто вы их проводите? - Идея подобных дней открытых дверей - очень правильная. Мы проводим много открытых мероприятий для населения, для взрослых и для детей, ведем «пациентские школы» для людей с хроническими заболеваниями. Частые гости - школьники медицинских классов нескольких школ района и студенты медицинских вузов. Встречи с населением для нас привычны, мы проводим их постоянно и чувствуем отдачу: улучшилось взаимопонимание, стало меньше жалоб. Раз в два месяца по субботам люди могут прийти, пройти обследование, если надо что-то пролечить, задать насущные вопросы. Но, как мы убедились, они все же приходят для того, чтобы решить свои конкретные проблемы. Вопросы общей организации больницы интересуют максимум одного-двух человек из пришедших. - Но любое новое начинание должно сложиться, это происходит не сразу. Например, врачи и население - разные аудитории с разными потребностями. Если ли смысл приглашать на одно мероприятие тех и других? - Именно поэтому в этот раз мы не стали активно рекламировать день открытых дверей среди населения, а основную аудиторию составили наши коллеги из других больниц. Встречаться друг с другом, перенимать опыт друг друга очень важно. Кто-то из нас, главных врачей, не очень любит показывать свои «ноу-хау». Я считаю, что это неправильно. Конечно, важно беречь специалистов, создавать условия, чтобы они не ушли в другую клинику. Но в том, чтобы делиться опытом, нет ничего плохого, это делает работу каждого из нас только лучше. - Вместе с другими гостями я побывала не экскурсии в Центре экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО) и видела, с каким огромным интересом коллеги расспрашивали его руководителя Михаила Кецкало… - ЭКМО - молодое направление, ему всего около 8 лет. Активное развитие оно получило во время эпидемии гриппа Н1N1, когда благодаря этой методике удалось спасти большое количество людей. Использование уже привычного для кардиохирургов аппарата искусственного кровообращения без участия легких для помощи больным с тяжелой острой дыхательной недостаточностью стало прорывной идеей. Небольшой по размерам аппарат ЭКМО ставили в отделениях реанимации, а во время эпидемии организовывали выездные бригады, оказывая помощь буквально «в поле». Но методика еще очень молодая, и она требует изучения. Все же надеюсь, что ЭКМО постепенно получит в России такое же распространение, как и заместительная почечная терапия и другие эфферентные методы лечения. Мы были первыми, кто начал заниматься этим направлением, многие по-прежнему обращаются к нам, но методика вошла в обычную реанимационную практику, такую помощь должны уметь оказывать во всех больницах. Поэтому совместные встречи по направлению ЭКМО, обсуждения и наработки очень важны. Другой интересный проект, который мы сейчас реализуем, - в области нефрологии. Появилась возможность осуществления перитонеального диализа, который можно проводить ночью на дому. Теперь пациентам уже необязательно приезжать в больницу, а консультации можно осуществлять по скайпу, конечно, в случае согласия пациентов. Так что, если возвратиться к вопросу встреч с коллегами, думаю, что было бы неплохо сформировать план исходя из тех задач, которые было бы наиболее интересно обсудить. Важно понять конкретные запросы. И конечно, как мне самой, так и специалистам ГКБ № 52 хотелось бы побывать в гостях у наших коллег, со многими из которых мы общаемся. - В конце июня Департамент здравоохранения города Москвы выпустил приказ о том, что все отделения реанимации должны быть круглосуточно открыты для родственников. Как это изменило работу отделений реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) в вашей больнице? - В ГКБ № 52 возможность посещения реанимации родственниками и близкими больных существует несколько лет. С одной стороны, люди должны иметь возможность получить информацию, своими глазами увидеть, что происходит с близким человеком, убедиться, что для больного делается все необходимое. С другой стороны, для пациента присутствие рядом родных и близких - важная психологическая поддержка. Это очевидно. Как и то, что открытость создает доверие - основу успешной коммуникации и совместного решения проблем. Ведь единственной причиной недовольства родственников и пациентов часто служит отсутствие взаимопонимания между ними и медицинским персоналом. Я за максимальную открытость в рамках санитарно-эпидемиологической ситуации в больнице, понятно, что некоторые ее зоны всегда будут недоступны для посетителей - в операционной никто посторонний находиться не может. Возможность посещения больных в реанимации реализуется на системном уровне. Но внедрение любой относительно новой лечебной методики требует вдумчивого подхода, решения многих организационных вопросов, общения, разъяснения. Ведь в данном случае речь идет не только о принятии некоторых технических решений, а о формировании и закреплении новой системы отношений, в которой должно быть комфортно и пациентам, и их близким, и врачам. Если люди вовлечены в их реализацию, осуществляется «гибкая настройка», и у идеи больше шансов быть воспринятой позитивно. - Какие могут возникнуть сложности? - У проекта «Открытая реанимация» есть несколько заинтересованных сторон: врачи, родственники пациентов и главная сторона - пациенты, на помощь которым направлена вся деятельность медиков. И, с этой точки зрения, комфорт для работы врачей необходим, прежде всего, для повышения качества помощи, оказываемой пациентам. Этот факт, по-моему, пока недостаточно доведен до сведения широкой общественности, поскольку СМИ сейчас больше внимания уделяют интересам только одной стороны - родственников пациента. Так, кстати, происходит не только в случае с открытием реанимаций для родственников. Односторонний подход приводит к тому, что люди начинают воспринимать медицинскую помощь как услугу, подобную той, которую им оказывает любая сервисная организация. И ждут, что их обслужат, когда им удобно и как удобно, по принципу «клиент всегда прав». Но, конечно, медицинскую помощь, особенно экстренную, услугой можно назвать только формально. Это не услуга, а взаимные усилия и врачей, и близких больных для оказания ему помощи. Когда при внедрении правильных вещей учитываются интересы только одной стороны, возникают проблемы. Для того чтобы открытость пошла на благо всем, усилия должны предпринять не только врачи, но и сами пациенты - это совместный психологический труд. Должны быть определены четкие правила - понятные, принятые и соблюдаемые всеми сторонами. Я сама врач-реаниматолог с большим клиническим стажем и смотрю на ситуацию больше как практикующий специалист, чем как организатор здравоохранения. Мы также постоянно обсуждаем эту тему с моим заместителем по анестезиологии и реанимации, заведующими отделениями. Главная задача медицинского персонала ОРИТ - спасать людей, и понятно, что непросто организовать их работу так, чтобы они смогли еще уделить достаточно времени родственникам. Родственники, которые пришли в реанимацию, находятся в стрессовом состоянии. Для них многое и непонятно, и просто страшно: работают какие-то приборы, мигают индикаторы. Они обеспокоены и постоянно обращаются к сотрудникам: «Подойдите, здесь что-то пищит!» Очевидно, что человеку, который впервые попадает в реанимацию в качестве посетителя, нужна моральная подготовка. Решить какие-то вопросы можно «на берегу», это позволяет сохранить силы и нервы как врачей, таи и пациентов и избежать множества проблем. Например, мы сейчас внедряем такую практику в родильном доме, филиале ГКБ № 52. Когда у роженицы отошли воды, добиться от нее внятных ответов на важные для врачей вопросы, например по поводу аллергии на тот или иной препарат, оказывается сложно, особенно если это первые роды. А иногда времени на выяснения просто нет. Сейчас мы предлагаем женщинам дома, в спокойной обстановке «скачать» и заполнить анкету, вдумчиво ответить на все вопросы и уже с готовой анкетой приезжать к нам рожать. Как показывает практика, большинство людей, за исключением пожилых пациентов, которые требуют к себе особого отношения, могут и готовы заранее дать и получить необходимую информацию. Если они будут знать, что такое медицинская организация, чего можно и чего нельзя ждать от нее, что должен и что не должен делать врач на разных этапах приема, вопросов станет меньше. Мы стараемся донести до родственников пациентов ОРИТ всю необходимую информацию в максимально тактичной форме, учитывая, что люди находятся в стрессовой ситуации. Например, родственники должны понимать, что необходимо удалиться из ОРИТ, когда возникает по-настоящему реанимационная ситуация, когда бригаде нужно много пространства, чтобы никто и ничто не мешало работе. Мы просим не отвлекать персонал во время осуществления лечебных процедур, не трогать медицинские приборы, не разговаривать по телефону. И, наоборот, призываем родственников, если возможно, принять участие в кормлении пациента, разговаривать с ним, даже если он или она находится без сознания. Естественно, важные моменты связаны с санитарной обработкой рук перед прикосновением к пациенту. Должно быть понимание, что мы не пустим в отделение человека в болезненном состоянии или состоянии алкогольного опьянения. Все эти правила имеются в памятках, которые есть в ОРИТ. Мы также подготовили фильм, в котором рассказываем, как мы работаем, и объясняем, что может помешать нашей работе при лечении их близких. Занялись поиском дополнительных ресурсов. Например, в 1-й общей реанимации есть опытная врач-реаниматолог пенсионного возраста. Нести обычную для реаниматолога нагрузку ей уже трудно, и сейчас в ее обязанности, помимо медицинских задач, вошло общение с родственниками больных. Она отлично с ними справляется, причем, в отличие от других, постоянно занятых с пациентами врачей, терпеливо и спокойно, если надо, то не по одному разу, объясняет посетителям то, что им непонятно, сочувствует, позволяет им выплеснуть эмоции. У нее есть и умение, и время. - Таким образом, получается, что многие проблемы могут быть решены с помощью налаженной коммуникации между всеми сторонами? - Я бы сказала, что чуть ли не все проблемы от невозможности нормально поговорить с родственниками больных. Сбои во время выстраивания новой системы естественны, чтобы минимизировать последствия, охладить эмоции, которые являются реакцией на эти сбои, надо открыто разговаривать всем и на всех уровнях. Это относится и к межведомственному взаимодействию - очень важно, чтобы представители ведомств могли встретиться, поговорить, обсудить, договориться по ключевым вопросам. Например, юристы, которые разрабатывают законы, мыслят в одной системе координат, а люди, которые будут их исполнять, - в другой. То, что для юристов - частности, для нас - реальная жизнь. Непонимание плохо для всех: авторы законов начинают думать, что то, чем они занимаются, никому не нужно, а у медиков, для которых они законы пишут, возникает раздражение. То же относится к психологам, которые приходят к нам, начитавшись «умных» книжек, а потом не могут ответить на насущные вопросы, которые им задают из зала. Им надо встать посреди приемного отделения и просто посмотреть, с какими проблемами сталкиваются медицинский персонал, пациенты. Отсутствие открытости способствует неготовности общества увидеть реальные проблемы медицинских работников. Результат - снижение их статуса и восприятие как представителей сферы услуг. Это также одна из причин и обид с нашей стороны и профессионального выгорания. - Насколько сейчас актуальна проблема профессионального выгорания, психологической перегрузки врачей? - Навыки защиты от стресса, от агрессии, умение правильно вести себя в конфликтной ситуации должны, по-моему, стать частью профессиональной послевузовской подготовки врачей. Сейчас этому, к сожалению, не учат, и в результате многие просто психологически не справляются с работой в новой системе координат. Представьте себе приемное отделение в марте, во время пика эпидемии гриппа. Перегружены все больницы города, у нас в приемном отделении 60 больных. Помещения не приспособлены для такого количества людей, бригады не справляются. Несмотря на то что на помощь вышли все сотрудники больницы, включая меня, пациенты недовольны. Но мы должны уметь работать и в такой ситуации. И очень важно сделать так, чтобы пациенты эмоционально не чувствовали себя брошенными. Сотрудники, просто проходя мимо по другим делам, должны уметь объяснить, успокоить людей. Психологической подготовкой сотрудников надо заниматься. Сейчас и мы, и коллеги в других больницах пытаемся наладить эту работу, но опять же заниматься ей надо системно, с участием психологов, а также профессионалов, которые специализируются на решении таких задач.

Mar'yana Anatol'evna LYSENKO

Ekaterina Sirina

Views

Abstract - 34

PDF (Russian) - 4

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2018 LYSENKO M.A., Sirina E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.