"A psychoncologist should be engaged with patient since diagnosing"

Cover Page

Abstract


An oncological diagnosis is a difficult test for the patient and leads to serious changes in the psychological and emotional background requiring special attention. An oncopsychologist can help the doctor work out this side of the interaction with the patient. Olga Goldman, the director of the Help Service for Cancer Patients, tells about the place of the oncopsychologist in the medical care system.


— Ольга Эмильевна, давайте обозначим место онкопсихолога в общей схеме оказания помощи онкологическому больному. Каков функционал такого специалиста? Когда, на каких этапах лечения он подключается к процессу?

– Онкопсихолог должен работать с пациентом с момента постановки диагноза, а в определенных случаях и до, когда человек сталкивается с обеспокоенностью по поводу возможного диагноза. Например, в случае с наследственной предрасположенностью к онкоза-болеваниям. На всем протяжении лечения пациента – от диагностирования до реабилитации и даже какое-то время после нее – помощь психолога бывает полезной, а часто и необходимой. Задача такого специалиста не только в поддержке и коррекции эмоционального состояния пациента, но и в том, чтобы работать совместно с врачом над повышением комплаентности. Психолог должен четко понимать, на какой стадии и с какими внутренними проблемами, страхами пришел пациент, и, исходя из этого, помогать врачу в выстраивании коммуникации с пациентом. Очевидно, что чем легче пациент переживает и принимает свой диагноз и состояние, чем легче он переживает естественные в такой ситуации стрессовые реакции, тем в большей степени он предрасположен к сотрудничеству с лечащим врачом.

— Работают ли такие специалисты в московской государственной системе оказания медицинской помощи?

– В медицинских учреждениях, с моей точки зрения, ставок психологов недостаточно, а существующие ставки не всегда заполнены.

— Почему не заполняются ставки, на ваш взгляд? Не хватает квалифицированных специалистов?

– Не могу сказать, что специалистов не хватает. Клинических психологов в городе достаточно, и в любом случае если будет спрос, то будет и предложение. Я думаю, что и врачи бы не отказались от помощи квалифицированных психологов, поскольку на них и так ложится большая ответственность и нагрузка в ходе лечения пациента. В условиях достаточно жесткого лимита времени на прием эмоциональный компонент, с которым приходит пациент к врачу, зачастую остается неотработанным. Это иногда может выливаться в конфликты, снижает приверженность лечению, приводит к эмоциональному выгоранию врачей. Мне кажется, причины отсутствия психологов в клиниках связаны прежде всего с нюансами принятия управленческих решений на уровне учреждения, с отсутствием понимания у администрации преимуществ и необходимости психологического сопровождения пациентов, отсутствием механизмов организации психологической работы в медицинских учреждениях.

— В частных клиниках с этим дело обстоит лучше?

– Да, конечно, ведь в частной клинике администрация и врачи намного больше заинтересованы в том, чтобы пациент был спокоен, доверял врачу, хотел продолжать лечиться.

— Можно ли сказать, что на сегодняшний день у нас ситуация такова, что поиск психологической помощи фактически дело самого пациента?

– Чаще всего это так. Бесплатно получить такую помощь амбулаторно можно только в специализированных учреждениях. 

— А как это должно быть, по вашему мнению, выстроено в идеале?

– В идеале в каждой многопрофильной, и особенно онкологической, больнице должно быть отделение психотерапии (реабилитации), в штате должен быть врач-психиатр и медицинские психологи. Врачи должны иметь навыки профессиональной коммуникации с пациентом, уметь различать неблагополучное состояние пациента и направлять его к профильным специалистам. Должна быть возможность продолжать наблюдать пациента в амбулатории после выписки из стационара, так как у большого числа пациентов проблемы не заканчиваются при выписке. Но это пока мечты.

— Как и где готовят онкопсихологов?

– Это дополнительное образование – повышение квалификации. После того как человек получает базовое психологическое образование, он при необходимости специализируется на онкопсихологии. Мы уже много лет организуем такой курс и выпустили несколько сотен специалистов.

— А может ли лечащий врач взять на себя функцию онкопсихолога?

– Мне кажется, что каждый должен заниматься своим делом. Становиться для пациента консультирующим психологом для врача было бы странно. Это отдельная специальность и достаточно большой объем работы. Но основы психологии врач, безусловно, должен знать. Здесь речь идет и об общих подходах к выстраиванию доверительного отношения между врачом и пациентом и комплекса, и о специфических техниках общения именно с пациентом онкологического профиля. В частности, это работа со страхом смерти и работа с родственниками, которые тоже эмоционально проживают все стадии, что и пациент с онкологическим диагнозом.

— Существуют какие-то программы обучения этому для врачей?

– Да, но их очень мало. В Москве мы сейчас проводим тренинги «Эффективный специалист» для медиков. К нам приходят не только врачи, но и медсестры. В каждой группе, естественно, своя специфика. Выезжаем с тренингами и в клиники, где в зависимости от запрашиваемой специфики выстраиваем обучающие программы. Важный элемент обучения – работа с профессиональным выгоранием врачей.

— Есть ли у вас какие-то совместные проекты с Департаментом здравоохранения города Москвы?

– Да, мы проводили в прошлом году программу «Не тяни – позвони», нацеленную на просвещение жителей города по вопросам профилактики онкозаболеваний. Совместно с онкологической службой Москвы мы выпустили листовки по профилактике наиболее часто встречающихся видов рака. Наши психологи работают в больницах города в рамках Регламента взаимодействия ДЗМ с социально ориентированными некоммерческими организациями Москвы.

— Как бы вы сформулировали цель работы онкопсихолога?

– Я бы сформулировала так: цель – помощь пациенту в прохождении этапа лечения-реабилитации и достижении максимально возможного уровня качества жизни вне зависимости от медицинских перспектив лечения.

Olga E. Goldman

"Bright Morning" Help Service to patients fighting cancer

Author for correspondence.
Email: info@mosmed.ru

Russian Federation,  11-1 Electrodnaya st., 111524, Moscow, Russia

CEO

Views

Abstract - 4

PDF (Russian) - 6

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Goldman O.E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.