Current aspects of early prostate cancer dıagnosıs

Cover Page
  • Authors: Pushkar D.Y.1, Govorov A.V.1, Vasilyev A.O.1, Okishev A.V.1, Shiryaev A.A.1, Moscow State C.H.2
  • Affiliations:
    1. Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov
    2. Moscow State Clinical Hospital n.a. S.I. Spasokukockiy
  • Issue: Vol 6, No 1 (2019)
  • Pages: 72-79
  • Section: Articles
  • URL: http://mosmed.niioz.ru/jour/article/view/11100

Abstract


The rapid and steady increase of prostate cancer (PCa) incidence make the problem of diagnostics very important. As a result of the active introduction of prostate-specific antigen level determination, prostate biopsy and new diagnostic methods into everyday urological practice, there is a tendency of prostate cancer early detection and treatment improvement. As before, the diagnosis of cancer is established according to a pathological morphological study of biopsy specimens obtained by prostate biopsy (transrectal or transperineal approaches), while ultrasound and radiation methods (as well as their combination) perform an auxiliary role. However, the appearance of new non-invasive imaging methods showed considerable potential in the diagnosis of prostate cancer, the treatment method choice, planning the surgery course and the ongoing patient’s observation. Modernization of the available Moscow urologist’s equipment allowed performing real-time targeted transrectal prostate biopsy under visual control with fewer needle injections and higher diagnostic accuracy.


Введение

На протяжении многих лет проблема ранней диагностики рака предстательной железы (РПЖ) является предметом активного изучения и дискуссии специалистов всего мира. Наметившаяся положительная тенденция по снижению смертности от РПЖ – примерно на 1-1,5 % в год [1], объясняется как прогрессом в изучении, профилактике, лечении, так и в выявлении рака. В определенной степени увеличению числа вновь выявленных случаев РПЖ способствует общая осведомленность и информированность населения.

С момента открытия в 1987 г. и по сегодняшний день простат-специфический антиген (ПСА) остается самым часто используемым маркёром в диагностике, стадировании, а также послеоперационном мониторинге состояния пациентов, перенесших оперативное лечение по поводу РПЖ. Однако ПСА не является совершенным ввиду наличия большого количества ложно-отрицательных результатов, неопределенных рамок референсных значений и отсутствия возможности достоверной оценки эффективности проведенного лечения. Повышение уровня ПСА может происходить как при наличии РПЖ, так и при других патологических состояниях, таких как доброкачественная гиперплазия предстательной железы, острая задержка мочи, а также после ряда различных манипуляций и оперативных вмешательств [2].

Ранняя диагностика РПЖ даёт возможность провести пациенту радикальное лечение на ранних стадиях развития заболевания: радикальную простатэктомию открытым или лапароскопическим (робот-ассистированным) доступами, дистанционную лучевую терапию, брахитерапию, а также ряд альтернативных методов лечения - криоаблацию, HIFU терапию, фотодинамическую терапию, лазерную аблацию и др.) [3].

На данный момент ПСА является наиболее ценным маркёром простаты. До внедрения определения в сыворотке крови уровня ПСА поступательный рост выявляемости РПЖ связывали с увеличением количества выполняемых трансуретральных резекций простаты. Сейчас параллельно и равноправно существуют 2 стандарта калибровки ПСА, что вносит дополнительные сложности в интерпретацию результатов. Для лаборатории важно определить, с каким стандартом и с какими пороговыми значениями она работает. Так, для лабораторий, использующих метод Access Hybritech Total PSA, было рекомендовано пороговое значение ПСА 4 нг/мл или 3,1 нг/мл для калибровки ВОЗ [4].

ПСА существует в нескольких изоформах, которые также имеют диагностическую ценность. В основном ПСА присутствует в крови в связанном виде (сПСА). Около 5 - 35% от оПСА не связано с белками – свПСА [5]. Доказано, что соотношение свПСА/оПСА может снижаться у больных РПЖ, а определение %свПСА может повысить специфичность оПСА и избежать т.н. «ненужных биопсий» простаты [6].

Ежегодно появляются новые маркеры РПЖ. Данный факт обусловлен развитием нанотехнологий, молекулярной биологии и генетики, а также науки в целом. Активно изучаются РСА3 (специфический антиген рака простаты 3), -2проПСА (незрелая форма ПСА или предшественник), TMPRESS2:ERG (химерный белок, образующийся при хромосомной мутации со слиянием генов TMPRESS2 и ERG), uPA/uPAR (рецепторы активатора плазминогена урокиназы), PSCA (антиген простатических стволовых клеток), PSP 94 (секретируемый белок предстательной железы 94), ECPA и ECPA-2 (ранние антигены рака простаты), GSTP1 (глутатион-S-трансфераза Р1). Данная статья посвящена наиболее перспективными и изученными биомаркерами РПЖ - РСА3, уровень которого исследуется в моче, -2проПСА, определяемый в сыворотке крови, а также другим современным методам ранней диагностики [7].

Генетический биомаркер рака простаты – РСА3

Ген PCA3 (Рис. 1) оверэкспрессируется в тканях злокачественных опухолей предстательной железы, а РНК-продукт этого гена может присутствовать в моче и эякуляте. В этой связи количественный анализ РНК РСА3 в этих биологических жидкостях может быть использован для неинвазивной диагностики РПЖ [2, 8]. РСА3 показал способность быть независимым предиктором РПЖ, использование которого возможно в комплексе с другими факторами риска РПЖ (возраст, уровень оПСА, данные ПРИ, объем просты и т.д.) [9].

настоящее время индекс РСА3, равный 35, является установленным пороговым значением современных тест-систем РСА3 [9]. Haese А. и соавт. в 2008 году опубликовали результаты большого популяционного исследования, проведённого в Европе на когорте больных, перенёсших повторную биопсию простаты [10]. В этом исследовании у 39% пациентов с индексом РСА3 ≥ 35 был выявлен РПЖ по данным гистологического заключения, и только у 22% - с индексом РСА3 < 35 (р=0,001). Galasso F. и соавт. в 2010 г. опубликовали результаты итальянского мультицентрового исследования, в котором у 445 пациентов был выявлены значения индекса РСА3 ≥ 35 (48,2%), у 472 пациентов - < 35 (51,58%) [11]. Из 443 больных, 105 пациентам была выполнена биопсия простаты или повторная биопсия предстательной железы. У 27 пациентов (25,71%) РПЖ отсутствовал, у 37 (35,24%) выявлена ASAP (атипическая мелкоацинарная пролиферация) либо простатическая интраэпителиальная неоплазия высокой степени, а у 41 больного (39,05%) выявлена аденокарцинома простаты.

Индекс Здоровья Простаты (PHI) и -2ПроПСА

ПроПСА является естественным предшественником активного ПСА и быстро расщепляется с образованием активной формы ПСА в нормальных физиологических условиях. ПроПСА представляет собой белок, состоящий из аминокислот различной длины, которые могут существовать в сыворотке, в том числе и -2ПроПСА, стабильно устойчивой к активации созревания ПСА [12]. Наибольший интерес для онкоурологии представляет -2ПроПСА, т.к. данная форма проПСА является наиболее устойчивой в сыворотке крови.

Индекс Здоровья Простаты (PHI) - предиктор наличия рака предстательной железы, представляет собой комбинацию значений трех тестов – общего ПСА, свободного ПСА и -2проПСА и рассчитывается автоматически по формуле:

PHI = (-2проПСА / свПСА) х √ оПСА

Присутствие в формуле результатов 3-х независимых сывороточных тестов ведет к необходимости соблюдения более жестких требований для преаналитического этапа сбора биоматериала: в течение 3-х часов сыворотка должна быть отделена от сгустка и перенесена во вторичную пробирку [13].

В своём исследовании Catalona W. J. и соавт. продемонстрировали, что чувствительность и специфичность %проПСА выше, чем у свПСА и сПСА. Они особо отметили, что при значении оПСА 2 - 4 нг/мл специфичность достигает 90%, а при значении оПСА 4 - 10 нг/мл чувствительность %проПСА может достигать 89 - 90%. В 2011 году авторы опубликовали результаты крупного мультицентрового исследования, в которое было включено 892 пациента. Критериями включения были первичные пациенты с уровнем оПСА 2 - 10 нг/мл, отсутствием подозрительных данных ПРИ, которым затем выполнялась трансректальная биопсия простаты [14]. Авторы смогли сделать выводы, что специфичность и чувствительность PHI (на основании площади ROC-кривых) превышает значения оПСА, свПСА, -2ПроПСА и %свПСА.

-2ПроПСА и индекс PHI требуют дальнейшего изучения, очевидна необходимость создания альтернативной номограммы с учётом возраста, данных ПРИ и анамнеза (предшествующих биопсий простаты). Не изучена возможность использования РСА3 вместе с индивидуальными данными обследования пациента, с индексом PHI или %-2ПроПСА (ввиду наибольшей изученности и доступности этих маркеров), а также многие другие нюансы.

Несмотря на высокие темпы развития методов лабораторной диагностики РПЖ, по-прежнему одной из самых актуальных проблем при выявлении рака остается сложность визуализации опухолевых очагов. Как следствие, биопсия предстательной железы выполняется часто лишь на основании повышенного уровня ПСА и данных пальцевого ректального исследования, что далеко не всегда позволяет чётко дифференцировать суспициозные участки, и забор материала производится из стандартных зон.

Биопсия предстательной железы

В настоящее время ни одна из предложенных методик визуализации РПЖ не обладает чувствительностью, специфичностью, положительной и отрицательной прогностической ценностью, достаточной, чтобы стать альтернативой биопсии предстательной железы (БПЖ). На сегодняшний день, БПЖ принято выполнять трансректально или трансперинеально под контролем ультразвукового датчика. Согласно мета-анализу, вышедшему в 2017 году [15], в котором сравнивались эти две методики, в отношении вероятности обнаружения клинически значимого РПЖ существенных различий между техниками не отмечалось, а частота осложнений в обоих случаях не превышала 2%.

В настоящее время «золотым» стандартом диагностики РПЖ считается трансректальная мультифокальная БПЖ из 12 точек под контролем ТРУЗИ (Рис. 2, 3). Вероятность обнаружения РПЖ при 12-точечной биопсии составляет 38,7% [16], а количество осложнений сопоставимо с таковым при секстантной методике выполнения биопсии [17]. Основными недостатками стандартной БПЖ принято считать получение ложноотрицательных результатов, недооценку морфологической дифференцировки РПЖ, выявление клинически незначимого РПЖ, а также «пропускание» части клинически значимых опухолей.

Тактика ведения больных, у которых первичная биопсия была отрицательной, по-прежнему остается предметом дискуссии. «Золотым стандартом» диагностики РПЖ при повторной биопсии является сатурационная биопсия (трансректальным или трансперинеальным доступами). Сатурационная биопсия предстательной железы (ПЖ) не показана как первичная процедура, обычно она используется у мужчин с отрицательными биопсиями в анамнезе, но с сохраняющимся подозрением на РПЖ, у пациентов с мультифокальной ПИН и наличием ASAP. Сатурационная биопсия позволяет более точно прогнозировать объем опухоли и степень ее злокачественности. В зависимости от клинических характеристик пациента возможно применение индивидуальной схемы сатурационной биопсии, при которой достигается максимальная выявляемость РПЖ с наименьшим количеством точек. Используя блокаду парапростатических нервов, процедуру сатурационной биопсии ПЖ можно выполнять амбулаторно с минимальным дискомфортом для пациента [18].

В настоящее время сатурационная биопсия ПЖ показана пациентам [19]:

– с отрицательными биопсиями в анамнезе, но стойким подозрением на РПЖ;

– с предраковыми состояниями (ASAP, ПИН);

– выбравшим тактику активного наблюдения до принятия окончательного решения о лечении;

– которым предстоит фокальная терапия.

Промежностная сатурационная биопсия ПЖ характеризуется высокой выявляемостью РПЖ среди пациентов с сохраняющимся подозрением на РПЖ после отрицательных трансректальных биопсий, не связана с увеличением диагностики клинически незначимого рака и частоты осложнений, однако требует больших временных и финансовых затрат. Использование решетки для картирования предстательной железы в ходе трансперинеальной биопсии становится все более популярным, поскольку позволяет верифицировать рак, локализующийся в апикальной и передней частях железы.

Визуализация рака предстательной железы

Основной целью визуализации является более точное описание характеристик РПЖ. Из общей массы предложенных методов визуализации каждый метод имеет преимущества, недостатки и показания в зависимости от той или иной клинической ситуации.

Прогрессивное развитие медицинских технологий привело к совместному использованию трансректального ультразвукового исследования (ТРУЗИ) и допплеровского картирования, контрастной эхографии с методом flash-replenishment, контрастного усиления, спектроскопии, соноэластографии и пр. [20]. Данный факт привел к значительному повышению чувствительности и специфичности стандартного ТРУЗИ. Однако, отсутствие доказательной базы ограничивает рутинное применение вышеуказанных методов в клинической практике.

Сравнительно недавно в клиническую практику был внедрен новый неинвазивный метод визуализации - гистосканирование предстательной железы (Рис. 4). Основанный на анализе обратного рассеивания ультразвука, метод не только позволяет оценивать наличие и/или отсутствие опухоли, но и способен с высокой степенью достоверности определять её локализацию и занимаемый объём в ткани предстательной железы. Возможность проведения прицельной трансректальной биопсии ПЖ в режиме реального времени под контролем гистосканирования позволяет значительно повысить чувствительность, специфичность, положительную и отрицательную прогностическую ценность метода в диагностике РПЖ [21]. Для каждого конкретного пациента проведенное гистосканирование ПЖ позволяет создать персонализированный план лечения, помогая определиться с выбором хирургической тактики (возможностью применения фокальных методов лечения), спланировать ход операции (возможность сохранения сосудисто-нервных пучков), создать план дальнейшего наблюдении за пациентами после биопсии ПЖ или оперативного лечения [22].

В настоящее время гистосканирование ПЖ рекомендуется проводить [23]:

- всем пациентам с РПЖ перед оперативным лечением в объеме радикальной позадилонной и робот-ассистированной простатэктомии, брахитерапии, криоаблации (в т.ч. фокальной);

- пациентам с верифицированным РПЖ в 1-2 фрагментах из одной доли перед выполнением трансперинеальной сатурационной биопсии;

- пациентам с отрицательными биопсиями в анамнезе и/или с сохраняющимся подозрением на РПЖ;

- пациентам с ранее установленным диагнозом «клинически незначимого» РПЖ.

Модернизация имеющегося оборудования позволила выполнять прицельную БПЖ под контролем гистосканирования с меньшим количеством вколов и более высокой диагностической ценностью (Рис. 5) [23].

По данным исследования, проведенного Schiffmann, J. и соавт. [24], чувствительность таргетной биопсии под контролем гистосканирования составила 84%, а специфичность - 28%. В отечественном исследовании [25], включившем 611 пациентов, применение гистосканирования позволило выявить суспициозные участки объёмом ≥ 0,5 см3 у 312 пациентов (51%). В последующем при стандартной биопсии РПЖ обнаруживался в 59% случаев, а при таргетной биопсии - в 87% (р <0,001). Вероятность обнаружения РПЖпри таргетной биопсии под контролем гистосканирования составила 68%, в то время, как при стандартной биопсии - 25% (p<0,001). Степень дифференцировки по системе градации Глисона 7 и 8 при таргетной биопсии определялись в 42,3% и 20,8% случаев, соответственно (p <0,001). Более того, по данным литературы [26], двустороннее поражение предстательной железы чаще диагностировались при таргетной биопсии: чувствительность, специфичность, а также отрицательная и положительная прогностическая ценность составили 87,9%, 72,7%, 50% и 96,8%, соответственно. Сравнительно неплохие результаты таргетной биопсии под контролем гистосканирования позволяют считать целесообразным использование метода, в дополнение к стандартной биопсии, в частности, для увеличения количества выявляемых клинически значимых случаев РПЖ (Рис. 6).

В сравнительном исследовании «PICTURE», проведенном Simmons L. и соавт. [27], оценена точность МР-фьюжн биопсии и биопсии под контролем гистосканинга с промежностной БПЖ. Изначально целью исследования было определение отрицательной прогностической ценности МР-фьюжн биопсии и биопсии под контролем гистосканирования. В результате были проанализированы данные 524 пациентов, из которых у 230 пациентов (44%) выявлен клинически значимый РПЖ. При выявлении подозрительных на рак участков простаты для выполнения МР-фьюжн биопсии чувствительность, специфичность, положительное и отрицательное прогностические значения метода составили 97.14 (95%CI 92-99), 21.9% (95%CI 15.5-29.5), 46.7% (95%CI 35.2-47.8) и 91.4% (95%CI 76.9-98.1), соответственно. При выполнении фьюжн-биопсии под контролем гистосканирования, принимая объем подозрительного участка 0,5 см3 и более в качестве значимого, чувствительность, специфичность, положительное и отрицательное прогностические значения метода составили 93.4% (95%CI 86.2-97.5), 0.8% (95%CI 0.0-4.2), 39.9% (95%CI 33.3-46.8) и 91.4%(95%CI 76.9-98.1), соответственно. Hamann M. и соавт. [28] исследовали выявление РПЖ путем применения технологии гистосканирования при промежностной биопсии предстательной железы. В результате у 104 пациентов (средний возраст 69 лет, средний уровень общего ПСА – 9,9 нг/мл) в 42% случаях выявили РПЖ. Частота выявления для каждой области была значительно выше при наведении с помощью гистосканирования в сравнении со стандартной биопсией простаты. По данным исследования клиники урологии МГМСУ им. А.И. Евдокимова на базе ГКБ им. С.И. Спасокукоцкого ДЗ г. Москвы [29] продемонстрировано, что частота выявления РПЖ при выполнении стандартной трансректальной БПЖ с дополнительными «вколами» под контролем гистосканирования увеличилась на 12% (73,8% vs 85,7%, p<0.01); дополнительные «вколы» под контролем когнитивной МР-фьюжн биопсии улучшили выявляемость РПЖ на 19% (73,8% vs 92,9%, p=0.04)

Среди перспективных методов компьютерной диагностики РПЖ в настоящее время рассматривают позитронно-эмиссионную компьютерную томографию (ПЭТ/КТ) и мультипараметрическую магнитно-резонансную томографию (МРТ). Большинством авторов рассматривается биопсия под контролем МРТ, как альтернатива стандартной БПЖ, однако присущие временные и финансовые затраты накладывают существенные ограничения на широкое использование данной методики.

Заключение

Внедрение новых биомаркёров позволяет создать персонализированный подход к диагностике, лечению и прогнозированию течения РПЖ у каждого конкретного пациента. Несмотря на существующее многообразие новых неинвазивных методов ранней диагностики РПЖ на протяжении долгих лет стандартным диагностическим подходом при ведении пациентов с подозрением на РПЖ по-прежнему остается трансректальная биопсия предстательной железы под ультразвуковым контролем. Наиболее перспективными биомаркёрами РПЖ, из всего многообразия существующих, являются РСА3, - 2ПроПСА и индекс PHI. Применение РСА3 и индекса PHI в повседневной практике может существенно облегчить диагностику РПЖ и уменьшить количество «ненужных» биопсий простаты.

В настоящий момент усилиями сотрудников клиники урологии МГМСУ им. А.И. Евдокимова, расположенной на базе ГКБ им. С.И. Спасокукоцкого ДЗ

г. Москвы, создаётся регистр гистосканирования предстательной железы, а также выполнения биопсии предстательной железы под контролем гистосканинга. Московские специалисты-урологи получают в свои руки уникальный по характеристикам диагностический инструмент, позволяющий стандартизировать одно из наиболее часто выполняемых в амбулаторной практике исследований – биопсию предстательной железы.

Dmitry Yuryevich Pushkar

Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov

Author for correspondence.
Email: pushkardm@mail.ru

Russian Federation, 20/1, Delegatskaya street, Moscow, 127473

Профессор, заведующий кафедрой урологии

Alexander Viktorovich Govorov

Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov

Email: dr.govorov@gmail.com

Russian Federation, 20/1, Delegatskaya street, Moscow, 127473

Профессор кафедры урологии

Alexander Olegovich Vasilyev

Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov

Email: alexvasilyev@me.com

Russian Federation, 20/1, Delegatskaya street, Moscow, 127473

Ассистент кафедры урологии

Artyom V. Okishev

Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov

Email: okishev.art@gmail.com

Russian Federation, 20/1, Delegatskaya street, Moscow, 127473

Аспирант кафедры урологии

Arseniy Aleksandrovich Shiryaev

Moscow State University of Medicine and Dentistry named after A.I. Evdokimov

Email: eschief2@gmail.com

Russian Federation, 20/1, Delegatskaya street, Moscow, 127473

Аспирант кафедры урологии

Clinical Hospital Moscow State

Moscow State Clinical Hospital n.a. S.I. Spasokukockiy

Email: info@mosmed.ru

Russian Federation,   2, Vucheticha street , Moscow, 127206

  1. Список литературы
  2. Состояние онкологической помощи населению России в 2017 году. Под ред. А.Д. Каприна, В.В. Старинского, Г.В. Петровой  М.: МНИОИ им. П.А. Герцена  филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России, 2018.  илл. - 236 с.
  3. Пушкарь Д.Ю., Говоров А.В., Сидоренков А.В., Прилепская Е.А., Ковылина М.В. Ранняя диагностика рака предстательной железы. Методические рекомендации № 19. М.: ООО «Издательский дом «АБВ-пресс», 2015; 52 с.
  4. Mottet N., R.C.N. van den Bergh, E. Briers et al. Prostate cancer: guidelines. Netherlands: European Association of Urology. 2018. – 145 p.
  5. Сидоренков А.В., Говоров А.В., Садченко А.В., Пушкарь Д.Ю. Диагностическая значимость [-2]proPSA и PHI (обзор литературы). Онкоурология. 2014;4:87-95.
  6. Пушкарь Д.Ю., Говоров А.В. Маркеры рака предстательной железы. Экспериментальная и клиническая урология. 2011;2:19-21.
  7. Bangma C.N., Kranse R., Blijenberg B.G., Schroder F.H. The free-to-total serum prostate specific antigen ratio for staging prostatic carcinoma. J. Urol. 1997;157:544-547.
  8. Говоров А.В., Васильев А.О., Ширяев А.А., Сухих С.О., Сидоренков А.В., Пушкарев А.В., Цыганов Д.И., Пушкарь Д.Ю. Актуальные методы ранней диагностики рака предстательной железы УРОЛОГИЯ 2017;6:101-106
  9. Пушкарь Д.Ю., Говоров А.В., Сидоренков А.В., Васильев А.О. Специфический антиген рака предстательной железы 3 (РСА 3). Методические рекомендации № 66. М.: ООО «Издательский дом «АБВ-пресс», 2015; 34 с.
  10. Chun F.K., de la Taille A., van Poppel H., Marberger M., Stenzl A., Mulders P.F., Huland H., Abbou C.C., Stillebroer A.B., van Gils M.P. Prostate cancer gene 3 (PCA3): Development and internal validation of a novel biopsy nomogram. Eur. Urol. 2009;56(4):659–668.
  11. Haese A., de la Taille A., van Poppel H., Marberger M., Stenzl A., Mulders P.F., Huland H., Abbou C.C., Remzi M., Tinzl M., Feyerabend S., Stillebroer A.B., van Gils M.P., Schalken J.A. Clinical utility of the PCA3 urine assay in European men scheduled for repeat biopsy. Eur. Urol. 2008;54(5):1081-1088.
  12. Galasso F., Giannella R., Bruni P., Giulivo R., Barbini V.R., Disanto V., Leonardi R., Pansadoro V., Sepe G. PCA3: a new tool to diagnose prostate cancer (PCa) and a guidance in biopsy decisions. Preliminary report of the UrOP study. Arch. Ital. Urol. Androl. 2010;82(1):5-9.
  13. Mikolajczyk S.D., Marker K.M., Millar L.S., Kumar A., Saedi M.S., Payne J.K., Evans C.L., Gasior C.L., Linton H.J., Carpenter P., Rittenhouse H.G. A truncated precursor form of prostate-specific antigen is a more specific serum marker of prostate cancer. Cancer Res. 2001;61:6958–6963.
  14. Говоров А.В., Пушкарь Д.Ю., Васильев А.О., Н.Г. Гордиенко, Рябко Е.Н., Blanshet J.-S., Ружанская А.В., Мазов Н.В., Евгина С.А. Преаналитический этап сбора биоматериала в дальнейшем исследовании Индекса Здоровья Простаты PHI. Материалы V Российского конгресса по эндоурологии и новым технологиям. Ростов-на-Дону. 2016;42-43.
  15. Catalona W.J., Partin A.W., Sanda M.G., Wei J.T., Klee G.G., Bangma C.H., Slawin K.M., Marks L.S., Loeb S., Broyles D.L., Shin S.S., Cruz A.B., Chan D.W., Sokoll L.J., Roberts W.L., van Schaik R.H., Mizrahi I.A. A Multi-Center Study of [−2]Pro-Prostate-Specific Antigen (PSA) in Combination with PSA and Free PSA for Prostate Cancer Detection in the 2.0 to 10.0 ng/mL PSA Range. J. Urol. 2011;185:1650-1655.
  16. Xue J, Qin Z, Cai H et al. Comparison between transrectal and transperineal prostate biopsy for detection of prostate cancer: a meta-analysis and trial sequential analysis. Oncotarget. 2017; 8(14): 23322-23336.
  17. Guichard G, Larreґ S, Gallina A et al. Extended 21-sample needle biopsy protocol for diagnosis of prostate cancer in 1000 consecutive patients. Eur Urol 2007; 52: 430–435.
  18. Berger AP, Gozzi C, Steiner H et al. Complication rate of transrectal ultrasound guided prostate biopsy: a comparison among 3 protocols with 6, 10 and 15 cores. J Urol 2004;171: 1478–1480.
  19. Lane B.R., Zippe C.D., Abouassaly A. Saturation technique does not decrease cancer detection during follow-up after initial prostate biopsy. J Urol. 2008;179:1749–1750.
  20. Maccagnano C., Gallina A., Scattoni V. Prostate saturation biopsy following a first negative biopsy: state of the art. Urol. Int. 2012;89:126–135.
  21. Linden R.A., Halpern E.J. Advances in transrectal ultrasound imaging of the prostate. Semin Ultrasound CT MR. 2007;28:249–257.
  22. Braeckman J., Autier P., Zátura F. Evaluation of HistoScanningTM for the detection, location and volume estimation of prostate cancer: Results of the open phase of the PHS-02 study. J. Clin. Oncol. 2011;29(suppl. 7):abstr. 55.
  23. Демин А.А., Говоров А.В., Васильев А.О., Окишев А.В., Ким Ю.А., Пушкарь Д.Ю. Современный взгляд на биопсию предстательной железы. Consilium medicum. 2018;20(7):11-14.
  24. Говоров А.В., Васильев А.О., Садченко А.В., Прилепская Е.А., Ковылина М.В., Пушкарь Д.Ю. Роль гистосканирования предстательной железы в выявлении рака простаты. Consilium medicum. 2015;17(7):8-11.
  25. Schiffmann J, Tennstedt P, Fischer J et al. Does HistoScanningTM predict positive results in prostate biopsy? A retrospective analysis of 1,188 sextants of the prostate. World J Urol. 2014; 32: 925–930.
  26. Glybochko P.V., Alyaev Y.G., Amosov A.V. Evaluation of Prostate HistoScanning as a Method for Targeted Biopsy in Routine Practice. Eur Urol Focus. 2017; 19: S2405- 4569(17)30172-4.
  27. Hamann M.F., Meyer D., Knüpfer S. Application of ultrasound imaging biomarkers (HistoScanning™) improves staging reliability of prostate biopsies. BMC Res Notes. 2017; 10(1): 579.
  28. Simmons L., Kanthabalan A., Hu Y. et. al. The UCL PICTURE trial: A prospective cohortvalidating study evaluating the accuracy of multi-parametric MRI and prostate HistoScanning compared to transperineal template mapping biopsies in patients requiring risk stratification after prior transrectal prostate biopsy. Eur. Urol. Suppl. 2016;15(3):498.
  29. Hamann M.F., Hamann C., Olzem D. et al. Value of perineal HistoScanning™ template-guided prostate biopsy. Urologe A. 2015 Nov;54(11):1596.
  30. Govorov A.V., Vasyliev A.O., Prilepskaya E.A. Prospective comparison of random TRUS biopsy versus Prostate Histoscanning–guided and random biopsy versus MRI–guided and random biopsy: which technique is optimal for prostate cancer detection and its Grade group detection?. abstract book of annual congress AUA. 2018.

Views

Abstract - 45

PDF (Russian) - 71

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Pushkar D.Y., Govorov A.V., Vasilyev A.O., Okishev A.V., Shiryaev A.A., Moscow State C.H.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.